Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

pinoccio 3

Неизбежность конца света

Начнём с теории эволюции. Дарвин, как и современные эволюционисты, предполагают, что эволюция - процесс бесконечный. Начавшись чорт знает когда с простейших организмов, он не может закончиться, ибо представляет собой вечный процесс приспособления видов животных к изменяющимся условиям среды обитания. Были попытки промоделировать эволюцию лабораторно на многострадальных мухах-дрозофилах. Их морозили холодом, мучили жарой, душили влажностью и сухостью, облучали радиацией, меняли режим питания и световой режим - мухи мутировали в уродов через многие поколения, но при этом в их геноме не изменилось ни одной бактерии - они оставались тем же биологическим видом, дрозофилами, и при удалении трансформирующих воздействий приходили через несколько поколений в первоначальный вид. Этот эксперимент любят приводить противники теории Дарвина, но есть сомнения в самой аутентичности экспериментальной модели - слишком много времени потребовалось природе, по мнению учёных, на формирование каждого животного вида, и эти временные отрезки вряд ли можно воспроизвести в лаборатории. Википедия утверждает, что древнейшие раскопанные останки львов имеют возраст 700 тыс лет, а тигров - вообще 1,5 млн лет. Ну нет у учёных столько времени - их дома ждёт круассан с шампиньоном, баба голая, и детишки на качелях. И технологий таких, чтобы сделать из дерьма 1,5 млн лет - тоже не существует в современной науке.

Другое же возражение против эволюционной теории заключается в отсутствии переходных видов. Если бы Дарвин был прав - эволюция бы в разных условиях по-разному влияла на обезьян, и в современном нам мире существовали бы не только хомо сапиусы, но и питекантропы, и шимпанзе, только начавшие осваивать труд и добычу огня при помощи кремня. Овидий бы читал на площади свои трагедии, а помимо рабов и патрициев его бы слушали неандертальцы с выпученными, как у Валуева, лбами, шимпанзе с палками-копалками, ковыряющиеся в грунте в тщетной надежде, подобно Электроникам из приключений, стать человеками, и догнать ускользающую эволюцию. Из астрала его бы слушали астралопитеки, обогнавшие эволюционно людей настолько, что ушли в тонкие миры - и усмехались бы над его трагедиями, считая их детскими и несерьёзными. Всё бы смешалось в человеческой линии, ибо эволюция не идёт строем. Но, с другой стороны, людей ещё можно понять - миграционные процессы обезьян и их охота к перемене мест привели к тому, что хомо сапиусы на разных континентах появились примерно в одно время, и развивались примерно одинаково. Но не находит объяснения то, что и в ископаемых земных слоях никто пока не обнаружил ни одного переходного вида - ни птеродактиля с мозгом курицы, ни диплодока с глазами коровы, ни саблезубого тигра с хвостом обычной кошки, ни мамонта, доброго, как слон. И это ставит перед сторонниками Дарвина большой вопрос - впрочем, последние ведут себя так, как будто бы никакого вопроса перед ними не стоит, тщательно обходя его стороной.

Но самый же важный факт состоит в том, что никакой эволюции в понимании Дарвина больше не существует. Она осталась в истории. Потому что исчезли природные факторы, влияющие на изменение видов животного мира, и заставлявшие их приспосабливаться к новым условиям. Все возможные изменения окружающей среды, которые могли бы привести к появлению новых видов - инициируются или управляются человеком. А так как человек не хочет ничего менять - то и меняться ничего не будет. Стоит только замаячить в небе какой-нибудь озоновой дыре - специальные службы тут же начинают бить тревогу, и заделывать возникшую дыру. На глобальное похолодание отвечают простым человеческим теплом, на тепло - человеческим холодом, сохраняя вечный температурный баланс. И получается, что единственный путь спасения эволюции как процесса, обуславливающего экзистенциальный смысл природы - убрать из неё человека как фактор, её остановивший. Либо нужен такой природный катаклизм, который изменит экосистему планеты в степени, вызывающей у существующих видов необходимость адаптации к новым условиям - то есть восстановит эволюционный процесс. И такой катаклизм, необходимый для продолжения эволюции - безусловно, убьёт хомо сапиуса, как наименее приспособленный к подобным встряскам вид фауны. Тем не менее, он необходим - иначе Дарвин жил зря. Мы, люди планеты Земля - не можем допустить, чтобы жизнь великих учёных была зряшной. И вселенная, как вместилище высшего сознания - тоже не может допустить подобного. В этом и заключается онтологическое обоснование неизбежности конца света.